ГлавнаяРегистрацияВход
Мой сайт Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2018 » Август » 31 » Бомбы для бизнеса
11:41
Бомбы для бизнеса

После периода мнимого спокойствия борьба за власть в российской экономике снова ведется при помощи оружия. Недавнее нападение на менеджера-нефтяника - это лишь один из многих примеров

Российский нефтяной магнат Михаил Ходорковский привстал со скамьи в своей клетке, когда адвокат рассказал ему на ухо, что случилось. Процесс в Москве - Ходорковскому грозит десять лет лишения свободы - стал в эту секунду для бывшего мультимиллиардера делом второстепенным. "Буров? Это исключительно порядочный человек. Он помогал нам в самые трудные моменты. Держите меня в курсе дела".

Несколькими часами раньше Сергей Буров, заместитель генерального директора западносибирского нефтяного предприятия "Юганскнефтегаз" и в течение многих лет один из топ-менеджеров в империи Ходорковского ЮКОС, был ранен выстрелами из пистолета. Когда в восемь часов утра в западносибирском городе Нефтеюганск менеджер вышел из своего автомобиля, его личные охранники не заметили покушавшегося. С тяжелым огнестрельным ранением Бурова отвезли в больницу. Преступнику удалось бежать.

Последний раз в нефтяной столице, в Нефтеюганске, вокруг которого лежат только болота и тайга, а под ними -нефть, заказное убийство было зарегистрировано в 1998 году. Тогда прямо на улице был застрелен мэр города.

В России снова смешались кровь и нефть. Идут жестокие бои за перераспределение собственности. Часто они заканчиваются смертью одного из конкурентов. Ставки высоки, речь идет о долях в фирмах или сырьевых ресурсах стоимостью в несколько миллиардов долларов. Высокие цены на нефть, газ и сталь, которые являются основным источником доходов российской экономики, пробуждают алчность. Не остается в стороне и государство.

В начале девяностых годов, когда шел процесс приватизации российской экономики, заказные убийства были в порядке вещей. Сегодня они после периода мнимого спокойствия вновь обрели популярность.

Нападениям подвергается даже верхушка. Анатолий Чубайс, председатель правления электрического монополиста РАО "ЕЭС", счастливо пережил покушение. Бомба сдетонировала на обочине, когда его автомобиль проезжал мимо. Повреждение получила машина сопровождения. На него было совершено уже четыре покушения, признался позже Чубайс.

Посягательства на жизнь предпринимателей случаются чаще, чем еще десять лет назад, говорит Леонид Кондратюк, который по заказу российского министерства внутренних дел исследует подоплеку подобных преступлений. Криминалист Кондратюк исходит из 500-700 заказных убийств в год. "Это только те, о которых нам известно. Неофициальная цифра в 2-3 раза выше". Другой эксперт, Валентин Степанков, считает, что в год в стране происходит до пяти тысяч заказных убийств. Официальная статистика никак не определится с этой категорией преступлений.

Россия после ЮАР занимает второе место в мире по количеству убийств. Каждый год в результате убийств погибает примерно 33 тысячи россиянин, это соответствует 34 убитым на 100 тысяч жителей, что примерно в три раза больше, чем в Западной Европе. По данным Генеральной прокуратуры, в России активно действует более 10 тысяч мафиозных группировок. Мафия и силы безопасности вроде милиции и ФСБ часто работают рука об руку.

И действительно, в рубрике "Происшествия" в московской газете "Коммерсант" почти каждый день появляются заголовки "Застрелен предприниматель", "Убит медиа-магнат", "Смерть в лифте" или "Бомба для бизнеса".

Они перечеркивают стремление России создать себе репутацию цивилизованного государства с западной системой ценностной. Россия - член "большой восьмерки" и стремится к вступлению в ВТО.

Чувство безопасности возвратилось к российским предпринимателям при президенте Владимире Путине. Но обеспокоенность глава Кремля вызывает тогда, когда он ставит под сомнение право олигархов, российских экономических капитанов, на собственность. Если при этом он еще говорит о "стратегических областях, которые должны остаться за государством, то определенности нет уже ни в чем. "У нас не существует ясных правил игры", - сожалеют предприниматели.

Путин выступает за то, чтобы вернуть в собственность государства большую часть сырьевых ресурсов. Это действует как сигнал для всей экономики. Тем самым понятие собственности подвергается в России сомнению на всех уровнях. Претензии конкурентов на чужое добро увеличиваются. Это начинается с борьбы за киоск и заканчивается войной за нефтяной концерн.

В эти споры все чаще оказываются замешанными чиновники. Они нередко чувствуют себя предпринимателями или хотят быть таковыми. Они держат в своих руках все рычаги. Например тот, кто в министерстве природных ресурсов выдает лицензии на добычу нефти и газа, распоряжается миллиардами долларов при официальной зарплате примерно в тысячу долларов.

Начало положил Путин с самым большим частным концерном страны ЮКОС. Это был непревзойденный захват. Налоговики и прокуроры сменялись до тех пор, пока ЮКОС не стал банкротом, а его менеджеры не оказались или в тюрьме, или в эмиграции. Теперь за собственность - примерно 30 млрд евро - борьбу ведут кремлевские группировки.

"Юганскнефтегаз", предприятие, которое возглавлял жертва покушения Буров, был сердцем ЮКОСа. Сейчас новым владельцем "Юганскнефтегаза" является государственный нефтяной концерн "Роснефть". Руководство "Роснефти" входит в руководящую группу Кремля.

В идущей борьбе за перераспределение собственности иностранцы не пользуются какой-то особой защитой. Однако они, как правило, занимают такие ниши, где оспариваемые суммы и последствия менее значительные. Американский бизнесмен Фрэнк Ньюмен, владелец сети мебельных магазинов Abitare, пережил самый черный час в своей жизни, когда люди в масках ворвались в его офис и вынудили его переписать Abitare на бывших деловых партнеров. На этой "сделке" Ньюмен потерял 5 млн долларов. Он бежал в США. Когда он еще раз захотел приехать в Россию, ему стало ясно, кто стоял за всем этим делом. Паспорт у Ньюмена был отобран на границе. Он стал персоной нон грата.

В четверг визитеры пожаловали в автомобильную фирму "Тринити Моторс", располагавшуюся на дорогой московской Тверской улице. 25 человек, некоторые из них в масках, вошли в торговый зал. Они сказали, что представляют управление по недвижимости президентской администрации. Однако документы не предъявили. Посоветовав сотрудникам отправляться домой, они закрасили окна белой краской и сменили замки.

Вокруг недвижимости между Кремлем и "Тринити Моторс", предприятием, которое принадлежит одному канадцу и двум британцам, разгорелся спор о собственности. "Дело в том, что бюрократы из администрации президента злоупотребили своей властью и запугали иностранного инвестора", - говорит Руди Амирханян, представитель "Тринити Моторс". Из Кремля не последовало никаких комментариев.

В прошлом году только в Москве было зарегистрировано около 200 недружественных поглощений. Часто случается, что обе противостоящие группировки обладают постановлениями суда, имеющими законную силу. Одна группировка прикрывается спецподразделением милиции, другая - судебными приставами Министерства юстиции. В конфронтации побеждает сильнейший.

Борьба за собственность ведется с большой жесткостью еще и потому, что в России не существует правового государства. Применению силы способствует слабость юстиции. Эксперт-криминалист Кондратюк говорит, что проще нанять киллера, чем вести дело в суде. "Процесс затягивается. К тому же суд - дело более дорогое, чем убийство".

В судебных кругах охотно рассказывают следующий анекдот. Молодой судья в арбитражном суде спрашивает старшего коллегу: "Одна сторона дала мне 20 тысяч долларов, чтобы я решил дело в ее пользу. Другая передала мне конверт с 30 тысячами долларов. Что мне делать?" - "Очень просто: "Верните второй стороне 10 тысяч и решайте по совести".

Эксперты российского Министерства внутренних дел указывают на широкие ножницы при оплате заказных убийств. От нескольких сотен до нескольких сотен тысяч долларов, которые получают профессионалы за высокопоставленную жертву, имеющую личную охрану. Как правило, киллеры имеют опыт работы в спецслужбах, армии или милиции.

Официальная раскрываемость подобных дел невысока - около 5%. На самом деле же милиции преступники часто известны, рассказывает один полковник. "Тогда информация передается противной стороне, и она сама решает, как ей поступать".

До тех пор пока около 40% событий в российской экономике происходят по ту сторону правового поля, почва для борьбы за перераспределение собственности не оскудеет. Опрос, проведенный среди 158 иностранных инвесторов, показал, что основной помехой для инвестиций они считают коррупцию. Так, по данным российского института "Индем", в стране на взятки ежегодно уходит 36 млрд долларов.

Попытки Кремля создать вокруг экономики ощущение безопасности не привели к смене настроений. Не снизило напряжения и предложение Путина легализировать беглый капитал в обмен на уплату 13-процентного налога. Пока что атмосферу и репутацию России определяют дела, подобные случаям Сергея Бурова или Михаила Ходорковского.

Просмотров: 8 | Добавил: innari1976 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск

Календарь

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz